Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:01 

Тишина в библиотеке

Lorenzo Rossi
Автор: Salazar101
Оригинальный текст тут.
Пейринг: Бык/Дориан
Рейтинг: NC-17 (explicit на ao3)
Саммари: Модерн-АУ. Дориан — старший библиотекарь в публичной библиотеке Скайхолда. В библиотеке бардак: полки в секции справочной информации ломаются и падают, а ремонтная бригада в отпуске. Дориан вызывает команду наемных ремонтников, но появляется только один — Железный Бык, громадный кунари, который выглядит слишком хорошо в тонкой белой майке, затертых джинсах и поясе с инструментами. Все начинается с ночной попойки и заканчивается совсем не тем, чем Дориан думал оно закончится.

Обычно дорога Дориана от дома до библиотеки проходила в полном комфорте. Он садился в свой стильный черный кабриолет с кожаным салоном со вставками блестящего лакированного дерева, включал подогрев сидений и ехал, слушая замечательную музыку и наслаждаясь превосходной компанией любимого себя. Что могло быть лучше?

Так было, пока коробка передач не приказала долго жить, и Дориану не пришлось ездить на общественном транспорте вместе с простыми людьми. Он чувствовал себя неуютно, в своих отглаженных слаксах и безукоризненно сидящем жилете поверх рубашки в тонкую полоску, когда напротив него сидел волосатый гном, одетый в затертые треники и грязный, растянутый белый свитер.

Агх.

Кунари.

Каждый раз, когда они поворачивали головы, ему приходилось наклоняться в сторону, чтобы уберечь лицо от их острых рогов.

Простите, — прорычал он, когда одна из них повернулась и едва не выколола ему глаз.

Акцент выдал его с головой, и две женщины повернулись, наградив его тяжелыми взглядами.

— Чего тебе, тевинтерец? — спросила одна, сидящая справа от него. Бицепс у нее был больше, чем его бедро.

— Было бы очень печально, если бы вы испортили мое прекрасное лицо, — фыркнул Дориан, отступая поближе к выходу, чтобы выскользнуть из автобуса на первой же остановке, сбежать раньше, чем эти варвары разорвут его надвое. Обе женщины засмеялись. Громко. Они продолжали смеяться, пока он не вышел из автобуса, поэтому, когда он вихрем ворвался в библиотеку, он был буквально в бешенстве. Кунари. Куча нецивилизованных дикарей! Все, для чего они годились, — это убийство людей, его людей в частности. Окей, ладно, в прошлом в Тевинтере на каждом шагу убивали с одобрения Империи, и то, что они сделали с эльфами, было ужасно, но Дориан любил свою родину так же сильно, как ненавидел, и ничем не мог помочь, когда кунари подняли свои флаги. Он не встречал еще ни одного, который бы выглядел так, словно не собирается его убить.

Скайхолд обещал быть другим. Обещал быть лучше. Дориан приехал в ферелденский город, чтобы сбежать из Империи и, что более важно, от своих родителей, которые хотели провести над ним ритуал магии крови, когда узнали, что он не собирается отказываться от того, кто он есть. Мужчина, который любит других мужчин. Какой ужас! Дориан скучал по дому, но не скучал по необходимости скрывать, кто он на самом деле.

Отлично, он начинал рабочий день в ужасном настроении. Его ассистент, странный молодой человек… дух… что-то по имени Коул тут же это заметил.

— Они смеются, и немного страшно, что… ммф, — Дориан накрыл рукой рот Коула.

Не сегодня, — резко сказал он, — оставь меня сегодня в покое, эугх, — он одернул руку, когда Коул лизнул его ладонь.

— Полка в справочном разделе сломалась, — сказал он, глядя на Дориана огромными глазами, которые видели слишком много, чтобы это приносило пользу хоть кому-нибудь.

— Что? Опять? — Павус фыркнул и потер подбородок. — За что мы платим ремонтникам, если они не делают их чертову работу?

— Он много пьет, заглушает в себе… — пробормотал Коул себе под нос достаточно тихо, чтобы Дориан мог проигнорировать его.

— Нам нужен кто-то новый. Все эти полки в справочной секции ужасно старые… и у нас в стене все еще зияет дыра, которую пробил этот гном.

Дориан прошел к своему столу, чтобы сесть за компьютер. Ему нужен был кто-то, кто действительно хорошо сделает свою работу. Первая компания, которую выдал поиск, отличалась исключительно положительными отзывами. Дориан пробежал глазами все сообщения на странице. «Боевые Быки»… странное название для ремонтников, но цена была подходящая. Дориан оставил заявку на сайте и больше не думал об этом.

***


Дориан сидел за своим столом на следующий день, когда в парадные двери прошел огромный кунари. Если бы Дориан попытался проанализировать свои действия вчерашним утром, то пришел бы к неудовлетворительному выводу. По всему выходило, что он должен был хотя бы выяснить, кто такой этот Бык. А теперь он сидел за своим столом и смотрел на него. Кунари был большим даже для своей расы, черные татуировками обвивали мускулистые руки. Его рога раскидывались в разные стороны от лысой головы; удивительно, что с такими рогами он вообще смог пройти в дверной проем. Его единственный здоровый глаз неотрывно смотрел на Дориана, другой был скрыт за серебряной повязкой. Сначала Павус подумал, что это еще один клиент, но потом заметил пояс с инструментами, застегнутый вокруг его талии.

— Железный Бык, — сказал он, подходя к Дориану и протягивая ему руку. — У вас есть полки, которые нуждаются в ремонте?

— Ааа… — Дориан посмотрел на его руку, затем медленно взял ее, поражаясь тому, что рука Быка почти полностью скрыла его собственную, когда он ее пожал. — Да, да, нужно отремонтировать несколько шкафов в справочном разделе… — он не мог не остановиться, посмотрев на голую серую грудь.

— Наслаждаешься видом? — спросил Бык, многозначительно подергивая грудными мышцами.

Дориан покраснел и перевел внимание на книги, лежащие перед ним, сердито ставя штамп на одну из них.

— Ты в библиотеке, оденься! — рявкнул он.

Бык рассмеялся, вытянул из-за пояса с инструментами белую майку и натянул ее. К вящей ярости Павуса, это сделало его еще более заметным. Кунари не имел права творить с ним такие вещи.

Бык просто стоял и смотрел на него, Дориан чувствовал, как один глаз скользит по каждой видимой части его тела.

— Что? — прошипел он.

— Мне нужно знать, куда идти, — сказал Бык, и голос его звучал скорее насмешливо, чем как-то еще.

Коул появился с настолько высокой стопкой книг, что она скрыла его лицо.

— Он красивый. Интересно. Как бы он выглядел, стоя перед ним с блестящей от пота грудью…

— Нет, — Дориан опрокинул стопку книг, проходя мимо Коула. Лицо его пылало от смущения.

Бык рассмеялся себе под нос, чертов увалень! Дориан тихо впадал в ярость, пока шел в самую тихую и темную часть библиотеки, где книги с разрушенных полок лежали как попало на полу. Ремонта требовали как минимум десять шкафов, некоторые вовсе предстояло сколотить заново. Бык с удивительной для его габаритов грацией прошел мимо стопок книг и проверил дерево, бормоча какие-то числа себе под нос.

— Ладно, я берусь за работу, — сказал Бык, возвращаясь к Дориану, положив одну руку на молоток на поясе. — Может занять больше одного дня, повреждений тут больше, чем я думал. И некоторые полки, я думаю, стоит подлатать раньше, чем они тоже развалятся.

— Тогда разберись и с ними, — сказал Дориан. — И постарайся не шуметь.

— Да, я буду очень тихим, размахивая молотком вокруг, — прошептал Бык, и даже его шепот в ушах Дориана звучал громко.

Он поднял руки в отчаянии (боже, его задница выглядела просто шикарно в этих разорванных рабочих джинсах) и установил магический барьер, чтобы никто не отвлекал Быка, пока он работал, а Бык не отвлекал посетителей. Павус остановился перед тем, как уйти, поглядывая на кунари из-за края шкафа, когда он начал продвигаться вглубь секции, сдвигая книги на своем пути. Мышцы на его пепельно-серых плечах напряглись, когда он наклонился, предоставляя Дориану замечательный вид на его задницу. Бык оглянулся через плечо и усмехнулся, многозначительно ей повертев.

Дориан покраснел и пошел прочь, руки, вытянутые по бокам, сжались в кулаки. Он не считает кунари привлекательными. За столом Коул штамповал книги, выглядел он очень веселым.

— Ничего не говори, — предупредил Дориан до того, как Коул успел открыть рот.

— Он считает, что ты привлекательный, — сказал тем не менее Коул.

— Естественно он так считает, — фыркнул Дориан, с усмешкой вздергивая нос в воздух. — Я исключительно привлекательный мужчина!

Он собрал отпечатанные книги в тележку и ушел расставлять их по шкафам, используя магию, чтобы добраться до верхних полок, до которых не мог дотянуться руками. День был долгий и нудный, и все, что он слышал на протяжении нескольких часов — это удары молотка Быка, разносящиеся на всю библиотеку.

Это не должно было так его волновать, у него было достаточно развлечений… Окей, у него никого не было с тех пор, как он прибыл в Скайхолд, но в Тевинтере мужчины выстраивались в очередь, чтобы покувыркаться в его постели.

Если бы он потрудился показать себя, то мог бы заполучить кого угодно, зачем смотреть на этого… кунари? Дориан вздохнул и прислонился лбом к полке, представляя эти бугры мышц, напрягающиеся с каждым ударом молотка, пот, стекающий по шее. Как он хватает эти огромные рога и… стоп! Нет! Павус потряс головой, словно мог физически вытряхнуть из нее лишние мысли, и, схватившись за тележку, отправился расставлять остальные книги.

Близился конец рабочего дня. Дориан отштамповывал остатки книг и уже подумывал о том, чтобы после работы пойти выпить. После сегодняшнего дня ему это было нужно. Тень упала на лежащую перед ним раскрытую «Трудную жизнь в Верхнем городе» (почему люди вообще продолжают читать эту книгу?), и он поднял голову. Бык стоял возле его стола, большой и потный; одна его рука лежала на молотке, другая зацепилась за пояс.

— Ну, я сделал все, что мог, на сегодня, но мне нужно будет вернуться завтра, — сказал он. — Это не полки, а какой-то бардак.

— Да, — сердито пробормотал Дориан, ставя на книгу штамп и отодвигая ее в сторону, прежде чем скрестить руки перед лицом. — Будь уверен, тот, кто отвечал за ремонт до этого, будет уволен.

Бык улыбнулся ему, морщинки смеха залегли возле его здорового глаза.

— Хэй, ты почти закончил на сегодня и выглядишь уставшим, мистер библиотекарь. Не хочешь выпить со мной?

— Ты собираешься пить с магом из Тевинтера? — спросил Дориан ядовито. — Разве вы, кунари, не предпочитаете держать своих магов в кандалах и с зашитым ртом?

— Уверяю тебя, — проговорил Бык, его голос стал на тон ниже, и Дориан почувствовал, как у него скрутило желудок. — Сначала я тебя покормлю.

— Ты! Ну… Я… как! — запинаясь, Дориан ерзал на стуле, пытаясь побороть внезапное возбуждение. — Будем пить, пока ты не свалишься на колени! — прорычал он, прежде чем здравый смысл заставил его замолчать. Ответный взгляд Быка был хищным и самоуверенным.

— Уу, — пропел Бык, — мне нравится, как ты кусаешься, — сказал он, убирая руку с молотка, чтобы опереться ей на стол Дориана. — Заканчивай, я подожду тебя снаружи.

Немного дрожащей рукой Павус взял следующую книгу и взглянул на обложку перед тем, как открыть ее и поставить штамп. Еще одна «Трудная жизнь в Верхнем городе». Черт бы побрал Варрика и его тупые книги! Дориан яростно опустил печать на карточку и оттолкнул книгу в сторону. Сердце тяжело билось, оглушая шумом крови в ушах. Он закончил уже несколько минут спустя, но свои вещи собирал медленно, словно надеясь, что Бык не дождется его и уйдет. Другая часть его хотела, чтобы Бык вернулся, толкнул его к шкафу и… Нет. Черта с два.

Дориан вышел, закрыв за собой дверь, и увидел Железного Быка, стоящего рядом с побитым белым грузовиком с логотипом его компании на боку. Грузовик был большой, но рядом с громадным телом кунари он казался слишком маленьким, чтобы его вместить. Бык просиял, когда Павус подошел ближе, это выражение радости на покрытом шрамами лице почему-то казалось родным.

— Не придавай этому особенного значения, — высокомерно фыркнул Дориан, когда забрался на пассажирское сидение. Весь автомобиль накренился вбок, когда Бык скользнул в водительское кресло рядом с ним. — Мне просто нужно выпить, и это — хороший повод.

— Как я мог придать этому значение? — спросил он, глядя на Дориана с ухмылкой. — Я просто необразованный кунари-дикарь, а ты — всемогущий тевинтерский магистр!

Павус скрыл неожиданный смешок, прикрыв рот ладонью, посмотрел вниз на свою руку.

— Да, — он посмотрел в окно, когда они двинулись с места, положил руки на колени и переплел пальцы. — Ладно, давай заключим сделку. Никаких кунарийских подколок, никаких тевинтерских насмешек. Я напою тебя до бесчувствия, и мы так надеремся, что на утро даже не вспомним, что делали это.

— Только сегодня? — спросил Железный Бык, когда они подъехали к придорожному бару недалеко от библиотеки.

— Конечно, — сказал Дориан. — Ты ведь не думаешь, что я могу быть милым дольше часа?

Бык рассмеялся, открыл дверь грузовика и выскользнул наружу, втягивая носом прохладный вечерний воздух. Дориан бесстыдно смотрел на черные татуировки, струящиеся вниз по его рукам. Вблизи он понял, что это были изображения драконов, переплетенные с другими рисунками и символами, которые, он полагал, были какой-то его кунарийской чушью. Дориан вышел из машины, хлопнув дверью, и перевел взгляд с рук Быка на бар. Выглядел он ужасно. Одно из таких мест, куда Дориан пошел бы, если б захотел получить ножом в печенку от какого-нибудь бомжа.

Впрочем, он был магом и надеялся, что никто не посмеет с ним связаться. О, да, и еще рядом с ним стоял огромный рогатый монстр, может, некоторых это остановит.

Они вошли в бар вместе, так близко, что их руки иногда сталкивались, и от этого по позвоночнику Дориана бежали яркие искры. Бармен крикнул непринужденное приветствие, и Бык с ревом ответил на него.

— Постоянный клиент тут, да? — спросил Дориан, оглядывая бар и кривя губы с отвращением. Выглядел он так, словно в этом столетии тут не убирались. — Ты… вполне вписываешься в антураж, — пробормотал он, хватая салфетку и начисто вытирая ей барную стойку перед собой.

Железный Бык рассмеялся и так сильно хлопнул его по спине, что Дориан едва не клюнул носом в дерево.

— Просто заказывай выпивку, избалованный ты ребенок! За мой счет! — сказал он бармену.

— Ты специально это сделал! — прорычал Павус и толкнул Быка в ответ. С таким же успехом он мог пинать кирпичную стену. Бык просто над ним смеялся. Дориан развернулся к бармену. — У вас есть какие-нибудь тевинтерские вина?

Бармен посмотрел на Железного Быка, словно молча спрашивая, что не так с этим парнем?

— Ладно, глупо было надеяться, — сказал Павус сквозь стиснутые зубы. — Как насчет пряного ликера? Или, может, бутылка «Dragoness Congeac»?

— Окей, знаешь, что, — вмешался Бык, — ему кружку ферелденского пива, а мне ту штуку, которая сжигает волосы на груди.

— Ферелденское пиво! — возмущенно воскликнул Дориан. — Ты думаешь, я буду пить это грязное пойло?

— Я думаю, тебе нравятся вещи гораздо более грязные, чем ты показываешь, — сказал Бык с такой пошлой усмешкой, что Павусу пришлось отвернуться.

Бармен поставил перед Дорианом высокую кружку с шапкой белой пены, одарив неприязненным взглядом, потом подвинул к Быку что-то, пахнущее как нечто, что Дориан скорее использовал бы для очистки двигателя своей машины, чем стал пить. Он посмотрел на свой собственный напиток, сморщив нос, перед тем, как сделать первый глоток. Горький. Крепкий. Пьянящий. Чертовски вкусный, но он бы не признался в этом даже под страхом смерти.

— Отвратительно, — пробормотал он для галочки, и сделал еще один глоток, пытаясь распробовать получше.

Железный Бык фыркнул в свой стакан.

— Продолжай убеждать себя в этом.

Дориан открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь ужасно умное и колкое, но решил не делать этого. Они просто мирно сидели в баре тихим спокойным вечером.

— Итак, кунари, открывший собственный бизнес здесь, в Скайхолде? — спросил он вместо этого, делая еще несколько глубоких глотков его горького, отвратительного, замечательного ферелденского пойла.

Железный Бык пожал массивными плечами.

— Ну, когда-то я был наемником в Сегероне, но… — вздохнул он в стакан перед тем, как осушить его до дна и жестом попросить у бармена повторить. — Слишком много мертвых детей перед глазами. Иногда они к тебе возвращаются.

Дориану нечего было сказать, чтобы заполнить тишину, поэтому он прикончил свое пиво и указал на полную кружку Быка.

— Налей мне то же, что у него.

Бык немного отклонился назад, чтобы окинуть Павуса оценивающим взглядом.

— Ты что, шутишь? Эта хрень превратит твои нежные внутренности в кашу.

— Ну, значит, пришло время сделать их немного жестче, — сказал Дориан, поднимая свою кружку в саркастичном тосте и запрокидывая голову для глотка.

Все, что было после, скрылось за черной пеленой.

***


Дориан проснулся под звуки отбойного молотка, дробящего асфальт на улице. Странно, он жил в очень хорошем районе и каждое утро слышал, как правило, только пение птиц или звук заводящегося мотора. Впрочем, учитывая, как сильно болела его голова, возможно, отбойный молоток стучал только в его голове.

Дориан чувствовал во рту горький привкус пива и рвоты. Обвисшие сиськи Андрасте, что он, блядь, делал этой ночью? Он помнил, как отъезжал от библиотеки с Железным Быком… выпивка… и ничего больше. Дориан облизал губы, сморщившись от гадкого привкуса, и попытался подняться. Ему нужно было сходить в душ и почистить зубы. И ему действительно не стоило пить то, что пил Бык.

Павус медленно поднялся и понял, что находится не в своей комнате. Он сидел на матрасе, лежащем на полу, и был полностью обнажен.

— Вовремя ты проснулся, я уж думал, может, ты умер.

Дориан обернулся и увидел Железного Быка, стоящего в дверном проеме (от дерева должны были откалываться щепки в тех местах, где рога его касались), держа в руках стакан холодной воды.

— Та еще ночка была, да? — он подошел, передавая стакан с водой Дориану. Он взял его слегка подрагивающими пальцами, мозг отчаянно отказывался понимать, что тут происходит.

— Что… что мы делали прошлой ночью? — прошептал он в ужасе. — Мы…?

— Ха! — Бык закинул голову назад и рассмеялся. — Даже не знаю, как ощущения?

Заторможенный мозг Дориана осознал, что Бык был так же обнажен, как и он, и его член вяло висел между ног, достаточно большой, чтобы заставить Павуса задышать чаще. О да, он бы почувствовал на утро.

— Я… полагаю, нет, — пробормотал он, делая глоток воды.

— Нет, мы повозились немного, и ты вырубился, прежде чем произошло что-то хорошее, — Бык улыбался. Повязки на нем не было, и Дориан смог рассмотреть шрамы, которыми был покрыт его левый глаз.

Бык плюхнулся на матрас рядом с Павусом, от чего тот скользнул прямо вплотную к нему. Она большая рука обняла Дориана за талию, притягивая ближе и утыкаясь носом в его растрепанные волосы.

— Хотя было весело, у тебя довольно грязный рот для тепличного тевинтерского мальчика.

— Тепличные тевинтерские мальчики знают, как устроить вечеринку, — пробормотал Дориан, все еще пытаясь понять, что вообще происходит. Он не привык просыпаться в чужой кровати. Он любил уходить до того, как наступит неловкое утро — мужчины в Тевинтере никогда не могли рисковать, оставаясь вместе на ночь. Бык выдохнул в его висок, слегка потрепав по волосам. Выглядел он совершенно непринужденно. Это было… странно.

— Есть хочешь? Я приготовлю завтрак. Что-нибудь, что добавит немного мяса к твоим косточкам!

Железный Бык ущипнул Дориана за поясницу, и он вскрикнул, едва не расплескивая на себя всю воду. Это только заставило Быка снова зайтись смехом. Не смотря на то, что в голове стучало набатом, Дориан не мог отрицать тот факт, что этот смех весьма ему понравился.

Железному Быку нечего было скрывать, он ничего не стыдился. Его не волновало, что Дориан — тевинтерец, один из тех, с кем кунари сражались на протяжении многих веков. Он просто… он просто, казалось, видел самого Дориана. Это все было очень странно.

— Я… полагаю, я могу остаться на завтрак, — пробормотал Павус, глядя на выступающий на холодных стенках стакана конденсат.

— Отлично, — Железный Бык встал, взял пару пижамных штанов, чтобы надеть их перед тем, как выйти из комнаты.

Дориан допил воду, прежде чем встать и оглянуться по сторонам в поисках туалета. Волосы и усы требовали срочной укладки, и было бы неплохо прополоскать рот, чтобы избавиться от привкуса рвоты и пива. На словах все звучало отлично, а на деле оказалось, что Дориан понятия не имел, куда делась его одежда, а есть завтрак голым он точно не собирался.

Он шарился по комнате Быка, пока не нашел рубашку на кнопках в небольшом шкафу. Возможно, это была его единственная рубашка: у таких людей, как Бык, их не бывает много. Дориан влез в нее и застегнул, попутно удивившись тому, насколько она была большая — полностью скрыла его бедра, рукава пришлось несколько раз закатать, чтобы не утонуть в них.

Он нашел Быка в небольшой кухне, жарящего яичницу с мясом и овощами. Он был полностью поглощен готовкой, поэтому Дориан просто уселся за двухместный столик, представлявший собой всю небольшую столовую, и стал ждать. Как странно. Все те вещи, которые он считал невыносимо неловкими, были просто… нормальными.

Бык напевал какую-то мелодию себе под нос, пока готовил, от запаха, доносящегося с кухни, рот у Дориана наполнился слюной. Звук у включенного телевизора был на нуле, но на экране мелькали сцены какого-то фильма, и Павус ненадолго на них отвлекся.

— Держи! — Дориан повернулся, когда Бык вышел с кухни с двумя тарелками горячей яичницы и тостами с маслом. Когда он увидел Дориана, то остановился как вкопанный. Блядь, у него что-то на лице? Павус нерешительно потянул руку, чтобы коснуться щеки, гадая, на что уставился Бык. Кунари зарычал, глаза у него потемнели. — Замечательно выглядишь в моей рубашке… Встань.

О. Дориан улыбнулся. Ему всегда нравилось слушать, как люди говорят ему, насколько хорошо он выглядит. Он встал, обернулся через плечо под возбужденным взглядом Быка.

— Откровенно говоря, она похожа на цирковой тент, — сказал Павус, кладя руку на бедро и опираясь на стол, — но сойдет и так.

— Хе-хе, дааа, — Бык поставил тарелки на стол, чтобы освободить руки и обхватил его бедра, чтобы притянуть к себе. — Ммм, черт, выглядишь очень аппетитно, — он нагнулся, и Дориан понял, что привстал на носки, чтобы их губы могли соприкоснуться.

Скорее всего, они целовались прошлой ночью, но это не считалось, потому что Дориан не помнил. Чем дольше длился поцелуй, тем больше Дориан убеждался в том, что он был отличным. Бык немедленно перенял инициативу, одна огромная рука опустилась на изогнутую поясницу Дориана, чтобы притянуть его ближе, чтобы их губы могли двигаться вместе. Его язык скользнул внутрь, беря то, что хотел, а потом скользнул назад, и Бык принялся посасывать нижнюю губу Дориана. Павус ответил охотно, его руки схватились за плечи Быка, и он бессмысленно пытался угнаться за его ловким языком.

Когда они наконец оторвались друг от друга, чтобы вдохнуть немного воздуха, Дориан упал на ноги, чувствуя, как кружится голова.

— Я никогда раньше не целовал кунари, — выдохнул он.

— Шутишь? Я вчера не мог оторвать тебя от себя, — сказал Бык, садясь за стол.

— Я не помню, так что не считается, — фыркнул Павус, тоже садясь. Бык задрал на нем рубашку до самых бедер, поэтому Дориану пришлось одернуть ее вниз перед тем, как браться за яичницу. Она была прекрасна. Черт.

— Что ты вообще помнишь из прошлой ночи? — спросил Бык, проглотив уже четыре куска со своей тарелки и укладывая еще один на тост.

— Помню, как пил твой очиститель для двигателей, — сказал Дориан, откусывая кусочек тоста.

— Это… это последнее, что ты помнишь? — тост с кусками яичницы на нем был уже в половине пути ко рту Железного Быка, когда он остановился и недоверчиво посмотрел на Дориана, как если бы он стал врать о чем-то вроде этого. — Ничего другого ты не помнишь? О, и я предупреждал тебя, кстати.

— Да, я думаю, я смутно помню предупреждение, — пробормотал Павус, отламывая вилкой кусок яичницы. Он чувствовал, как щеки начинают гореть от смущения, и опустил голову, чтобы скрыть румянец, вспыхнувший на лице. — Почему ты спрашиваешь? Я сделал что-то ужасное?

— Нет, на самом деле, — сказал Бык, откусывая здоровый кусок тоста с яйцами, — ты пвофто нафинаеф рафпуфкать вуки, когда напьефься.

Дориан сморщил нос.

— Не разговаривай с полным ртом. Потом вы еще удивляетесь, почему люди считают кунари варварами, — он остановился, когда понял, что именно сказал Бык. — И я не распускаю руки! — выплюнул он.

Железный Бык рассмеялся, проглотил очередной кусок, прежде чем продолжить.

— Ооо да, еще как распускаешь. Ты облапал меня всего прежде, чем мы вышли из этого бара, — он пошевелил бровями с пошлой ухмылкой. — Они выкинули нас из-за того, что мы вели себя неприлично.

— Что?! Оооо нет, — простонал Дориан, уронив голову на руки. — Ты шутишь? Пожалуйста, скажи, что ты шутишь! Мне надо поддерживать репутацию!

Бык усмехнулся, и Павус посмотрел на него.

— Спокойно, Дориан. Тебя там никто не знает, и на самом деле они нас не выгоняли. Мы ушли, потому что еще немного, и я бы порвал свои штаны. Ты вел себя как дикая кошка.

— Очаровательно, — саркастично пробормотал Дориан, отламывая еще один кусочек яичницы, — расскажи мне кратко, что было прошлой ночью.

— Ну, ты висел на мне все время, пока мы были в баре, — сказал Бык, заканчивая с едой в своей тарелке. — Мы ушли, но ты был не в состоянии сказать мне, где живешь, поэтому я привез тебя сюда. Мне приходилось все время отталкивать тебя, пока мы ехали, потому что ты всю дорогу пытался мне отсосать.

— Блядь, — прошептал Дориан, закрыв лицо руками, голос прозвучал приглушенно.

— Когда мы приехали, мне пришлось практически вытаскивать тебя из грузовика.

Когда Павусу хватило мужества посмотреть на Быка сквозь пальцы, он увидел, что тот откинулся на своем стуле, лениво пересказывая путь его унижений.

— Ты продолжал целовать и щупать меня, наконец, мы добрались до моей квартиры и… — Бык улыбнулся, и Дориан почувствовал, как скрутило желудок, — в общем, потом ты заблевал себя всего и вырубился.

— Яйца Cоздателя, — Дориан не хотел даже смотреть на него. Он выставил себя еще большим идиотом, чем предполагал. Тяжелая рука приземлилась на плечо, заставляя Дориана посмотреть на Быка. Он двигался… очень тихо.

— Не заморачивайся на этот счет, Дориан, ты был пьян, — Бык поднял его на ноги и обнял. — Я вымыл тебя, бросил одежду в стирку и уложил в кровать.

Павус не помнил, когда его в последний раз обнимали. Странно думать об этом. Он расслабился в объятиях Быка, положив голову на его массивную грудь с легких вздохом.

— Я не ожидал такого рода заботы.

— Почему? Потому что я кунари? — спросил Бык, но к радости Дориана не отстранился.

Павус пожал плечами, лениво проследив взглядом линию татуировки на сером плече.

— В Тевинтере все не так. Ты не готовишь завтрак для мужчины, просто секс. Не то чтобы тебя это не волнует, просто там не может быть ничего больше… и, я полагаю, я ожидал, что ты прижмешь меня к стене и трахнешь, — признался Дориан.

— Хэй, — зарычал Бык, его руки скользнули с талии Павуса к его рукам и толкнули его назад к стене. — Я все еще могу это сделать.

Дориан вздрогнул, когда понял, что на нем была только огромная рубашка Быка, и больше ничего. Он мог просто задрать ее и… он был бы полностью обнажен. Большая рука легла на его голову, вторая скользнула по бедру, задирая край рубашки выше… выше… Павус застонал, извернувшись, когда чужая рука остановилась прямо возле его паха. Бык наклонился, чтобы укусить его в шею, и Дориан посмотрел через его большое плечо, с трудом разбирая очертания комнаты за пеленой похоти.

А потом он заметил часы.

— Стой! Подожди! — он настойчиво толкнул Быка плечом. — Время точное?

— Конечно, в чем дело? — спросил Бык, его глаза все еще были прикованы к шее Дориана, пусть он и не пытался больше поставить на ней засос.

Вишанте каффас! — Дориан поднырнул под руку Быка. — Я на работу опоздаю!

— Ооо, да ладно, — Бык схватил его за талию, пока он не убежал слишком далеко, и притянул обратно к своей груди. — Не можешь позвонить и сказать, что заболел?

Венхедис! Нет! — Дориан шлепнул Быка по мясистой руке. — Где моя одежда?

Трудно представить себе хаос, который нагрянет, если он оставит Коула одного в библиотеке на весь день. Бык засмеялся ему в ухо прежде, чем позволить идти. Этот смех творил с Дорианом странные вещи. Он заставлял его хотеть позвонить и сказать, что болен. Чуть-чуть.

Бык нашел ему одежду, свежевыстиранную, но не глаженую. Это стоило бы сделать, но времени было в обрез. Он тоже одевался, и Дориан ходил вокруг него и поторапливал, чтобы уже через несколько минут они вышли из дома.

— У меня есть еще кое-какая работа, нужно сделать, прежде чем возвращаться в библиотеку, — сказал Бык, когда они уже сидели в машине. — Но… аа… — его пальцы барабанили по рулю, — позволь мне пригласить тебя на ужин, чтобы наверстать все, что ты забыл в пьяном угаре.

Дориан проверял себя в зеркале, уверяясь, что его волосы и усы, как всегда, совершенны.

— Собираешься отвести меня в еще одно плебейское заведение?

Железный Бык усмехнулся.

— Ты думаешь, я бы вписался в какое-нибудь другое место? Вряд ли это один из тех баров, куда бы ты пошел, но у них шикарное меню.

— Для меня это звучит как… — Дориан с шумом поднял вверх зеркало, — попытка зашифровать фразу «пищевое отравление».

— Это «нет»? — спросил Бык.

— Я, ну… — Дориан посмотрел в окно, потеребив шов на своем жилете. — Я этого не говорил.

— Тогда снова выйдем вместе, — сказал Бык, останавливаясь перед главным входом библиотеки. — Не забивай желудок желчью, пока не поедим.

— Как грубо, — Дориан открыл дверь грузовика. — Типичные кунарийские манеры.

Прежде чем он выскользнул наружу, большая рука ухватила край его жилета и втащила обратно внутрь так, что он лег спиной на сидение. Павус потянулся, чтобы схватить руку Быка, удерживая от разрывания на части его одежды, но его лицо загородило видимость, а потом их губы соприкоснулись. Дориан замер, язык Быка скользнул меж его приоткрытых губ. Его глаза закрылись, и Дориан открыл рот для поцелуя, расслабляясь в крепкой хватке. Это была самая странная вещь из всех, что он когда-либо делал. Не поцелуй, — хотя целоваться с ног на голову было немного странно, — но человек, который… говорил ему «до свиданья». Все происходило так быстро, что Дориан даже не мог подобрать этому названия. Может, Бык хотел только урвать шанс трахнуть его, и потом они разошлись бы своими дорогами. Звучало правильно. Ужин, секс, а затем Дориан вернулся бы домой, а Бык — добавлен в его растущий список брошенных. Его первый кунари.

— Увидимся позже, — сказал он, отстраняясь с влажным чмокающим звуком.

— Постарайся не натащить грязи на наш ковер, — ответил Дориан, выпрямляясь с ворчанием. Он выскользнул из грузовика и пригладил свой жилет, изо всех сил стараясь делать вид, что на нем не та же одежда, что была вчера.

— Ощущение его дыхания на твоем ухе. Он все еще здесь. Ему не все равно? Как такое может быть?

— Доброе утро, Коул, — сказал Дориан криво, садясь за стол, готовый начать еще один рутинный день. — Есть новости?

— Варрик здесь, — сказал Коул. — Он принес мне шляпу!

Коул достал до смешного большую шляпу и водрузил ее на голову с явным удовольствием.

Дориан сузил глаза, и как по команде (возможно, так и было) Варрик материализовался между шкафами и встал перед столом Дориана, имея наглость ухмыляться, как будто был семи футов ростом.

— Хэй, Посверкунчик, как жизнь?

— Что ты здесь делаешь, Варрик? Только не говори мне, что выпустил очередную книгу, мой ай-кью этого не перенесет, — Павус откинулся на спинку своего кресла. Варрик обошел его стол и опустился во второе, словно был сотрудником библиотеки и имел право тут расхаживать.

— Ты знаешь, что они тебе нравятся, — сказал Варрик с улыбкой. — Сейчас я работаю над новой главой «Меча и Щита»…

— Эта — худшая!

— …для Кассандры, — глаза Варрика сверкали озорством, и Дориан не смог удержаться от ответной улыбки.

— Она будет любить тебя и ненавидеть, — сказал он. — Хочу быть там, когда ты вручишь ее ей.

— Без проблем! На самом деле, я хотел пригласить тебя присоединиться к нам после работы для игры в карты. Мы не виделись с тех пор, как твоя машина сломалась, — Варрик посмотрел на Коула и выставил вверх большие пальцы рук. — Выглядит здорово, малыш!

— У Дориана сегодня свидание! — выпалил Коул, сжимая поля шляпы. Трудно было злиться на него, глядя на это невинное лицо.

— Коул! — вскрикнул Дориан. — Иди… расставь отштампованные книги!

— Итак… — Варрик подвинул свой стул ближе, глядя на него, как акула, почуявшая в воде кровь. Или, скорее, как журналист, почуявший сенсацию. — У тебя сегодня свидание?

— Это не свидание, — ответил Павус, разворачиваясь к книгам только для того, чтобы занять чем-нибудь руки. — Мы поужинаем, а потом, скорее всего, переспим, вот и все.

Варрик облокотился на стол рядом с ним.

— Что заставляет тебя так говорить?

Павус вздохнул с досадой.

— Потому что так это обычно и происходит. Ты не поймешь, Варрик.

Не то чтобы Дориана это не беспокоило; он хотел, чтобы это было так. Было бы намного легче, если бы он не переживал из-за каждого мужчины, с которым ложился в постель, и потом, на следующее утро, когда они расходились своими путями, маленький кусочек Дориана не уходил вместе с ними. Он знал, что от ожидания этого становилось легче, да и что вообще кунари мог хотеть от тевинтерца?

Варрик наблюдал за ним молча и внимательно, пожалуй, слишком внимательно.

— Вот что я тебе скажу, Посверкунчик, почему бы тебе не пригласить твоего «не-свидание» присоединиться к нам? Будем играть в Порочную Добродетель в «Пес и Пони». Он любит карты?

Дориан попытался представить себе Быка, сидящего рядом с ним среди всех его друзей, играющего в карты, смеющегося, пьющего… соблазн был велик, он вполне представлял, как Бык в это впишется. Опасно. Может быть, слишком опасно. Позволить Быку влиться в его жизнь — будет намного больнее потом разойтись своими дорогами.

— Просто подумай об этом, — сказал Варрик, похлопывая Дориана по плечу.

— Ладно, — резко отозвался Павус, его глаза все еще были прикованы к книгам, когда Варрик ушел.

Железный Бык появился в своем поясе с инструментами несколькими часами позже. Дориан заметил его в тот момент, когда он вошел в двери, но сделал вид, что не обратил внимания, пока большая тень не упала на его стол. Только тогда он поднял взгляд. Сердце екнуло, когда он посмотрел на улыбку Быка.

— Извини, я немного припозднился.

Дориан даже не заметил.

— Не делай это привычкой, — сказал он, — или люди начнут думать, что кунари не могут сказать время по часам.

Бык наклонился вперед, оперевшись о стол и прошептал:

— Я могу сказать, что ты хочешь, чтобы мой член заполнил твою задницу; чтобы мои пальцы заполнили твой рот и заглушили твои мольбы о большем, — все тело Дориана так дрожало, что в итоге он поставил печать на тыльную сторону своей руки вместо того, чтобы поставить ее в книгу. — Так что ты говорил о кунари?

— Ничего, — быстро сказал Павус.

— Тогда я вернусь к работе, — Бык оставил его с резко подскочившим пульсом. Дориану было так жарко, что хотелось оттянуть воротник рубашки, срывая пуговицы.

Коул вернулся, когда он оттирал штамп со своей кожи, сердито ворча что-то себе под нос.

— Это смешно, — сказал он, Коул сел рядом.

— Зачем ты сопротивляешься самому себе, Дориан? — спросил он, забирая штамп. — Не было бы проще просто окунуться в это? Ты хочешь, но не позволяешь себе.

— Коул, ты когда-нибудь говоришь о погоде? — легко спросил Дориан, стирая, наконец, печать.

— Зачем мне говорить о погоде? — Коул склонил голову, как сбитая с толку собака.

— Неважно, — вздохнул Павус, спорить с ним не было никакого смысла. — Вещи куда более сложные, чем ты думаешь, Коул. Я из Тевинтера, он кунари. Мы оба мужчины. Это просто… просто развлечение.

— Но тебе хочется большего, ты знаешь, что хочешь этого, — настаивал Коул.

— Агх, — Дориан спрятал лицо в ладонях, поставив локти на стол. — Дело не в том, чего я хочу.

— Почему нет? — Коул положил руку на руку Дориана, аккуратно потянул ее от его лица.

— Аа, Коул, если бы я мог это объяснить, у нас бы не было проблемы.

Хватит об этом. Дориан поднялся на ноги и взял несколько книг, которые нужно было расставить по полкам. Ему надо было побыть наедине со своими мыслями. Конечно, даже если Коул и Варрик его не отвлекали, он все еще слышал удары молотка Быка, доносящиеся из глубины библиотеки. Может, стоило предложить ему игру в Порочную Добродетель сегодня вечером. Может, это отпугнуло бы его, и тогда Дориан мог бы выкинуть из головы весь этот выбивающий из колеи бред.

Он закончил расставлять книги, что потребовало ровно столько времени, чтобы суметь претвориться, словно вся эта ситуация совсем его не волнует. Бык сидел спиной к стопке книг, зажав между ногами полку и шлифуя ее мелкой наждачкой.

— Хэй, Дориан, — окликнул Бык, ненадолго задержав на нем взгляд и улыбнувшись, а затем вернулся к шлифовке.

— Ну и бардак ты тут устроил, — сказал Дориан, обходя штабеля старых сломанных полок и кучи древесной пыли.

— Я просто делаю то, в чем хорош, — Бык рукой стер со лба капли пота и поднялся на ноги. — Нужно что-то?

Он толкнул Дориана к стеллажу и похотливо улыбнулся.

— Я подумал, ах… — Бык втянул в рот нежную кожу его шеи, — вместо ужина в твоем задрипанном баре, может, присоединишься к моим друзьям для игры в Порочную Добродетель? Дыханье Создателя, Бык! — Павус толкнул его в плечо, но Бык только теснее прижал его к полке, его зубы сомкнулись на плече так крепко, что Дориан взвизгнул.

— Тшш, — Бык накрыл рукой его рот, — мы в библиотеке.

Дориан выругался, но был заглушен рукой Быка.

— Хотел когда-нибудь заняться здесь сексом? — тихо спросил Бык. — Думал о том, чтобы я нагнул тебя прямо здесь и трахнул среди всех этих книг?

Ну, теперь он точно об этом думал. Дориан дернулся, зная, что должен оттолкнуть Быка, но тело отказывалось двигаться. Все тело, кроме члена, который был очень заинтересован в происходящем. Дыхание Быка опаляло жаром его висок, одна рука скользнула с его шеи ниже, на юг. Дориан протянул руку, чтобы убрать ладонь Быка со своего лица, надеясь, что его усы в порядке.

— Мы не можем делать это здесь, — резко прошептал Дориан, зная, что неподалеку в секции учебной литературы читали книги двое посетителей.

— Потому что ты не хочешь или потому что думаешь, что не сможешь быть достаточно тихим? — спросил Бык, его рука наконец закончила путешествие, накрыв член Дориана сквозь брюки и сжав достаточно сильно, чтобы он привстал на носочки, потянувшись вслед за лаской, и зашипел от удовольствия.

— Я… это… это совершенно не относится к делу!

Помоги ему Создатель, он представил себе это. Он представил, как Бык развернет его и нагнет. Они не будут раздеваться, Бык приспустит его слаксы ровно настолько, чтобы огромный член мог скользнуть прямо внутрь и… Дориан часто и прерывисто задышал, и по лицу Быка расплылась понимающая улыбка.

— Ну, — Бык приподнял бровь, — как ты думаешь, сможешь быть тихим?

— Нет, — сказал Дориан. Разочарование Быка было физически ощутимо, но он все-таки отстранился. Павус резко схватил его за белую майку и притянул к себе. — Так что тебе лучше закрыть мне рот рукой.

Губы Быка без предупреждения атаковали его рот, и Дориан едва сдержал довольный стон. Он был на работе, в библиотеке. Тихо, тихо! Он открыл рот, позволяя настойчивому языку кунари скользнуть внутрь, одной рукой схватился за основание его рога, просто чтобы чувствовать твердость под пальцами и землю под ногами.

Несколько секунд: жар и глубокие поцелуи; их губы и зубы сталкивались, языки переплетались, вызывая легкую одышку и нехватку воздуха. Дориан приподнялся, чтобы потереться о мощное бедро Быка и захныкал в поцелуй, когда эти бедра подтолкнули его вверх, заставляя встать на цыпочки.

— Может быть, мы найдем ее здесь…

Дориан и Железный Бык отстранились друг от друга так резко, что Павус ударился головой о полку позади себя. Дориан пригладил усы и постарался выглядеть обыденно, скрестив одну ногу с другой, пытаясь скрыть эрекцию, в то время как Бык склонился над неотшлифованной полкой. Два гнома повернули за угол и посмотрели прямо на них. Дориан прокашлялся и попытался расслабленно опереться на полку, но все, что у него вышло — проскользить по ней локтем и удариться об нее подбородком.

— Эта секция закрыта на ремонт, — быстро сказал он, потирая ноющую челюсть.

— Эм, ошиблись секцией, — кивнув, сказала женщина, хватая за руку своего друга и уводя их обоих подальше.

Дориан развернулся, чтобы посмотреть на Быка, глядящего на него с хищным блеском в глазах.

— Я хочу оттрахать тебя до безумия, — прорычал он, прежде чем толкнуть Дориана лицом в стеллаж, одна рука легла на его бедро и дернула на себя так, что Павусу пришлось оттопырить задницу. Он открыл рот, чтобы вдохнуть воздуха и почувствовал, как пальцы забрались внутрь. На вкус они были как дерево, со странным землистым привкусом. Дориан принялся нетерпеливо посасывать их, стараясь распробовать.

Другая рука Быка потянулась к его ремню, чтобы расстегнуть пряжку и вслед за ней — пуговицу и молнию. Когда брюки Дориана наконец были расстегнуты, он повел бедрами, помогая Быку чуть приспустить их — достаточно для того, чтобы освободить ноющий член.

Пальцы Быка заглушили стон Дориана, и он почувствовал, как слюна тонкой струйкой начала стекать по подбородку. Он слышал за спиной шорох джинсы и звук расстегивающейся молнии, а потом почувствовал, как Бык грубо прижался к нему, вклиниваясь членом меж ягодиц и царапая кожу металлом молнии. Дориан видел его только вялым, поэтому чувствовать его твердым было немного… пугающе. Вместится ли он в него вообще?

Пальцы выскользнули из его рта, обхватывая подбородок, и Павус втянул носом воздух.

— Бык… может…

Пальцы снова накрыли его рот. Бык наклонился совсем близко, рука на животе Дориана притянула его так близко, что между их телами не осталось и дюйма свободного пространства.

— Тшш, не волнуйся, Дориан… Я знаю, что делаю, — Бык повел рукой ниже по его животу, накрывая член, сжимая и легонько поглаживая. — Я не сделаю тебе больно.

Дориан кивнул, расслабляясь в объятиях Быка; помоги ему Создатель, но он верил его словам.

Шелест раздался снова, и Дориан услышал щелчок пластиковой крышки, перед тем как что-то теплое и скользкое скользнуло между его ягодиц. Он издал задушенный вскрик и дернулся назад, ловя прикосновения, вжался в член Быка, потираясь об него. Они оба вздрогнули от ощущений. Масло потекло по его бедрам, и Бык начал поглаживать их, размазывая влагу его по коже прямо под яйцами.

Ааа, теперь он понял. Страх мгновенно покинул его, и искра удовольствия, пробежав по его позвоночнику, поселилась в яйцах, заставляя все тело зудеть от предвкушения. Дориан свел бедра вместе, глядя на Быка из-за плеча, чтобы наблюдать за ним.

— Даааа, — тихо простонал Бык, и толстая головка его члена толкнулась между ног Дориана. Он напряг мышцы, чтобы усилить трение.

Создатель, как это было горячо. Дориан почувствовал, как пот начал стекать по его шее, когда Бык начал двигаться, толкаясь между его бедрами, как будто трахал самого Павуса. Дориан так сильно схватился за края полки, что костяшки пальцев побелели, ноги дрожали от напряжения в мышцах.

Одна рука Быка все еще накрывала его рот, другая грубо отдрачивала ему, каким-то невероятным образом балансируя между «слишком сильно» и «идеально». Дориан знал, что если бы Бык не зажимал ему рот, он бы издавал все возможные виды непристойных звуков, и вся библиотека знала, что Бык нагнул его в темном углу над стеллажом с книгами. Это послало по его телу еще одну вспышку оглушающего удовольствия.

— Тебе нравится это, да? — прошипел Бык в самое его ухо. — Хочешь этот член в свою задницу.

Дориан беспомощно кивнул.

— Хочешь быть весь в моей сперме.

Его глаза закатились, каждое слово разжигало жар внутри него и щекотало под ребрами. Дориан кивнул снова, сжимая бедра так, что дыхание у Быка сбилось и стало сиплым.

— Сегодня вечером, — пообещал он, отрезав слово так, словно вместо языка у него был острый скальпель.

Дориан вздрогнул, и пальцы скользнули в его рот как раз в тот момент, когда он был уже на грани; большая ладонь накрыла головку его члена за секунду до того, как он кончил. Ноги у него задрожали. Бык прикусил кончик его уха, напрягаясь всем телом, его член запульсировал между бедер Дориана, и он кончил, заливая спермой смуглые ноги и забрызгивая брюки.

Бык отстранился, и ноющие, ватные ноги Дориана обрушили его на мягкий ковер. Мутным взглядом он посмотрел на кунари. Он должен был выглядеть просто ужасно: забрызганные белыми каплями брюки, сбившиеся возле колен, бедра, залитые спермой Быка, и член, начинающий опадать на живот, испачканный его собственной.

Бык стоял над ним, придерживая основание члена, перепачканного белым, пока он не стал мягким, и Дориан не мог смотреть долго: ему казалось, что возбуждение снова накроет его с головой. Он отвел взгляд. Это было слишком.

Бык упал на одно колено, вытягивая тряпку из заднего кармана рабочих джинсов, почти любовно вытирая Дориана. Вдвоем они как-то умудрились привести себя в порядок, расправить одежду (Бык убедил Дориана, что его волосы лежали настолько аккуратно, насколько могли, учитывая все обстоятельства, и ему понравилось это ощущение больших толстых пальцев в его волосах, поправляющих ему прическу).

— Я с удовольствием сыграю с твоими друзьями в Порочную Добродетель, — сказал Бык, похлопав Павуса по плечу.

— Что? — Дориан совершенно забыл, что вообще привело его сюда. — О… О! Отлично, да… — Он отвел взгляд от Быка, суетливо поправляя воротник рубашки. — Библиотека закрывается через час.

Бык шлепнул его по заднице, когда он повернулся, чтобы уйти, и Дориан подпрыгнул в шоке, спеша скрыться между полок от этого животного, рассмеявшегося ему в спину.

Коулу, к счастью, хватило чувства такта, чтобы ничего не сказать, когда Павус упал в свое кресло с облегченным вздохом. Его ноги точно собирались довести его до ручки.

Продолжение в комментариях.

@темы: Дориан головного мозга, romance, raiting: NC-17, pairing: Iron Bull/Dorian, fandom: Dragon Age, dragon age, Iron Bull, Dragon Age: Inquisition, Dorian, DAI, AU

URL
Комментарии
2015-02-12 в 15:01 

Lorenzo Rossi
ЧИТАТЬ

URL
2015-02-12 в 15:03 

Lorenzo Rossi
ЧИТАТЬ

URL
2015-02-12 в 15:03 

Lorenzo Rossi
ЧИТАТЬ

URL
2016-01-09 в 15:23 

Неудачный день
В поисках счастья
Дориан и библиотекарем великолепен. Да и все остальные герои очень вхарактерными получились. Спасибо за такое чудо)))

2016-01-09 в 17:11 

Lorenzo Rossi
Неудачный день, Дориан даже уборщиком будет великолепен :D

URL
   

Enjoy the solitude

главная